Ученые объяснили, почему люди напиваются

Каждый день миллионы пользователей Google задают один и тот же вопрос: почему люди напиваются. Ученый и нейробиолог Марк Льюис ответил на этот популярный вопрос в своей колонке в The Guardians.

«Алкоголь является очень простой молекулой с невероятно сложными эффектами, — говорит он, — Хотя я уже знал немного о нейробиологии алкоголя, я просто провел день читая плотный журнал, в котором описано около 50 различных нейронных механизмов, на которые он влияет. После чего я почувствовал, что мне нужно выпить»

Широко известно, что алкоголь временно уменьшает стресс, и многие люди используют его только для этой цели. Это уменьшает стресс за счет увеличения влияния нейротрансмиттера, который называется ГАМК, первичной тормозящей молекулы мозга. Отправляя больше ГАМК к клеткам мозга, алкоголь работает так же, как и распространенные успокоительные препараты, такие как валиум. Вот почему вы начинаете спотыкаться, если вы пьете слишком много. Но алкоголь также действует на многие другие нейротрансмиттеры.

Я упомяну три важных из них и покажу, как они способствуют радости опьянения. В то время как алкоголь увеличивает ГАМК, он уменьшает влияние глютамата, раздражительной молекулы мозга. ГАМК и глютамат оказывают различное влияние на различные участки головного мозга, и вот где все становится сложнее. В префронтальной коре, части мозга, которая используется для мышления и планирования, происходит чистый эффект торможения. Именно поэтому ваше мнение является ошибочным, ваше принятие решений превращается в все равно».

Замечательным побочным эффектом этого общего затемнения является то, что ваши мысли кажутся удивительно ясными, в то время как на самом деле они просто удивительно ограничены. В то же время, ГАМК также занят выключением тормоза на системе, которая выпускает дофамин, молекулу, которая занимает центральное место во всех разновидностях наркомании. Что это? Ну, когда вы снимаете тормоза, и автомобиль начинает двигаться. Так то, что вы получаете, это поток дофамина бегущего в стриатуме — части мозга, которая порождает желание, предвкушение и удовольствие.

До сих пор, у вас есть физическое расслабление, которое уменьшает стресс, снижает суждение, что позволяет говорить и вести себя так, как вы хотите, и стимуляция системы вознаграждения мозга, которая заставляет вас чувствовать, как будто что-то хорошее должно произойти. Но четвертый нейромедиатор возглавляет все: опиоиды. Иногда они называются эндорфинами или внутренними опиатами, они тоже освобождаются из-за алкоголя. Американский Мартини, который состоит из трех унций джина заставляет чувствовать себя особенно хорошо по очень простой причине. Чем быстрее спирт попадает в организм, тем больше внутренних опиат освобождается от блокировки.

Принимая это все во внимание, не должно быть удивительно, что чувство опьянения у разных людей разное, так же оно отличается от первого до последнего напитка, и, безусловно, оно становится другим, как только это становится трудно остановить. Люди, которые несут вокруг себя много стресса, пьют, чтобы расслабиться. Первый напиток ночи возбуждает вас, последний глоток ночи успокаивает. В колледже дети балуются алкоголем, потому что чем больше, тем веселее. Двадцать лет спустя, они могут пить, потому что жизнь стала гнетущей и тревожной от каждого хода мыслей.

Люди любят напиваться, потому что алкоголь распахивает ваш мозг и показывает различные пути для наслаждения, или заставляют чувствовать себя по-другому, или лучше, чем было без него. И это то, как действительно работают все изменяющие настроение наркотики. Но, к сожалению для тех, кто попадает от него в зависимость, веселье скоро исчезает.

Наркомания с точки зрения нейробиологов – условный рефлекс

Важная информация: те, кто прочитал до конца все рекомендованные материалы, перечисленные тут: «Как вылечить наркоманию без врачей и РЦ? Пошаговая инструкция» — бросил наркотики.

Попробуй и ты! Это работает, независимо от срока употребления и вида наркотиков.

Также ждём комментариев к статье! Ваше мнение и опыт поможет тем, кто сейчас в беде!

Это полный список роликов, из 60 штук, в которых вы можете прослушать инструкцию на нашем канале. Видео идут друг за другом и вы не запутаетесь.

Обращаю ваше внимание на то, что это плейлист только стартовой инструкции, а на сайте есть ещё более 200 статей и, соответственно, роликов к ним.

Обязательно ознакомьтесь с этой статьёй и вы поймёте, как нелепы популярные ныне методы излечения зависимости, посредством разбора душ всего семейства наркомана и его самого. На самом деле – всё куда проще…

Наркоманию можно рассматривать как условный рефлекс. О новой концепции, которая сейчас активно обсуждается в научном мире, и о следствиях такого подхода к наркоманам рассказали Infox.ru нейрофизиологи Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.

Наркомания в современном мире считается одной из самых серьезных проблем. Практически все, чьих близких она коснулась, и те, кто, по счастью, знаком с ней только теоретически, рассматривают ее как тяжелую болезнь. Действительно, страдающие наркоманией нуждаются в медицинской помощи, а без лечения могут погибнуть. Но есть и другая точка зрения, сугубо научная, с которой смотрят на проблему нейрофизиологи. И с научной точки зрения наркомания — условный рефлекс.

Как рассказал Infox.ru доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник кафедры физиологии высшей нервной деятельности биологического факультета МГУ Владимир Майоров, новая концепция сейчас активно обсуждается среди специалистов: «Еще 10–15 лет назад считалось, что основной признак привыкания к наркотическому препарату — физическая зависимость от наркотика. Она проявляется в возникновении абстинентного синдрома, или синдрома отмены, после внезапного прекращения приема препарата. Теперь эта концепция подверглась пересмотру. Некоторые препараты, к которым развивается сильное привыкание, например кокаин, не вызывают физического синдрома отмены, – пояснил Майоров. – Зато многие лекарственные средства ненаркотической природы (например, снижающие давление препараты клонидин и пропранолол) могут вызывать синдром отмены при прекращении приема — симптомы гипертонии или стенокардии усиливаются».

Если бы проблема лечения наркоманов заключалась только в том, чтобы помочь им переломаться, она бы не стала такой острой. Но центральная проблема наркомании — это рецидивы. Человек может вновь подсесть на наркотики через много лет после того, как все признаки физической зависимости исчезли, а биохимия его организма пришла в норму. Новая концепция объясняет причину столь устойчивой зависимости.

Как говорит Майоров, «наркомания — это результат выработки классического павловского условного рефлекса, возникающего из-за связи условного сигнала и действия наркотика». То есть наркорецидив возникает, когда человек попадает в соответствующую среду. Место (клуб), обстановка (вечеринка), люди (старые знакомые — наркоманы), предметы (шприцы) — все заставляет сработать условный рефлекс: «Пора принимать дозу».

Это интересно:  Настойка Боярышника И Пустырника

В классическом слюноотделительном условном рефлексе, который вырабатывал у собаки Павлов, безусловный сигнал, вызывающий выделение слюны, это запах пищи. А условный сигнал, который после выработки рефлекса тоже приводит к слюноотделению, — звонок. В данном случае условные сигналы — это место, обстановка, люди. На такие сигналы тоже вырабатываются рефлексы, они называются обстановочными. Безусловный сигнал — наркотик. А рефлекс состоит в том, что на условный сигнал начинается такой же выброс нейромедиатора дофамина, как и на сам наркотик.

Аналогом наркотического поведения человека служит поведение крысы, обученной нажимать на рычаг для получения новой дозы кокаина или героина. Это так называемая самостимуляция. На крысу также действуют обстановочные сигналы. Они выражаются в том, что животное начинает интенсивно нажимать на рычаг сразу, как только попадает в экспериментальную камеру.

Дофамин долгое время считался нейромедиатором удовольствия. Но исследования показали, что наибольший выброс дофамина происходит не в сам момент получения удовольствия, а в момент, предшествующий ему. Например, когда заядлый игроман нажимает рычаг автомата, предвкушая выигрыш или проигрыш, именно такое состояние неопределенности сопровождается самым большим выбросом дофамина. Непреодолимая тяга к наркотику возникает как результат активации дофаминергических нейронов под влиянием условного сигнала. Рецидивы наркомании — результат восстановления, растормаживания этого условного рефлекса. Активация дофаминергических нейронов — то, что заставляет наркомана действовать, преодолевая все препятствия в поисках наркотика, пояснил Майоров.

Часто причиной рецидивов наркомании служит стресс, и у этого тоже есть физиологическая причина. При стрессе выделяется кортикотропин-рилизинг фактор — универсальный гормон стресса. Он активирует дофаминергические нейроны. Так что стресс тоже вызывает выброс дофамина, что в итоге вполне может возобновить наркозависимость.

При приеме наркотика, действии обстановочных сигналов и стрессе задействованы определенные структуры мозга — вентральная тегментальная область, прилежащее ядро, префронтальная кора, черная субстанция, некоторые другие подкорковые ядра, а также гиппокамп. Активация нейронов по этой мозговой цепи вызывает высвобождение дофамина. Осталось понять, как можно разорвать цепь этого условного рефлекса. И, подчеркнул Майоров, таким способом навсегда избавить наркомана от зависимости.

Связь алкоголя и эпилепсии

Эпилепсия и алкоголь тесно взаимосвязаны. Употребление спиртного не просто может спровоцировать приступ уже имеющейся болезни, но и привести к нему совершенно здорового человека. Алкоголизм или просто длительное и регулярное его употребление, острая интоксикация организма от спиртного могут стать причиной эпилептического припадка.

Можно ли пить алкоголь при эпилепсии

У этого заболевания есть немало противопоказаний, но о них специалисты и по сей день ведут споры. Одно, в чем солидарны все врачи, это ограничение на употребление спиртных напитков. Допустимое к употреблению количество алкоголя зависит от многих моментов, например, таких как:

  • вес;
  • возраст;
  • общее состояние здоровья;
  • уровень испытываемого стресса;
  • тип напитков;
  • вид эпилепсии.

Если говорить о провокации припадка у больного эпилепсией человека, то крепкие напитки, такие как, коньяк, джин или водка, вызывают приступы намного реже, чем слабоалкогольные. Самые серьезные последствия приносит злоупотребление следующими видами алкоголя:

  • ликеры;
  • вина;
  • низкоградусные настойки и наливки;
  • пиво.

Важно! Особенно сильно вредят эпилептикам напитки, содержащие различные травяные добавки, либо же полностью изготовленные на основе трав, например, горькие настойки.

Эпилепсия как последствие алкоголизма

Последствия алкоголизма обусловлены влиянием алкоголя на функциональность центральной нервной системы. Все дело в том, что спирт, попадая с кровью в мозг, провоцирует в нем хаотичные электрические импульсы, которые и запускают механизм припадка. Это открытие нейробиологи сделали не так давно. Оно объясняет тот факт, почему алкоголь может вызвать приступ эпилепсии у совершенно здорового человека. По статистическим данным, среди людей, страдающих алкоголизмом, больных эпилепсией гораздо больше. На данный момент это заболевание даже относят к последствиям и осложнениям, полученным в результате систематического употребления алкоголя.

Среди форм заболевания, развивающихся непосредственно на фоне алкоголизма, выделяют несколько типов. Это основные формы протекания эпилепсии, непосредственно связанные с употреблением алкоголя. Они могут быть смешанными, чередоваться или проявляться при алкогольном делирии («белой горячке»).

Поздняя алкогольная эпилепсия

При этой форме недуга, припадки бывают типичными, с судорогами и пеной. Начинаются они через 10 лет постоянного злоупотребления спиртными напитками, то есть являются прямым следствием алкоголизма. Происходит это по причине изменений в органике мозга: отмирают отдельные ткани и его участки из-за нарушения их кровоснабжения и нестабильности посылаемых нервных импульсов.

Абсансы на почве алкоголя

Сам термин происходит из французского языка и переводится как «отсутствовать». Последствия злоупотребления алкоголем при этом виде эпилепсии проявляются в том, что человек не бьется в судорогах, а просто выпадает на несколько секунд из жизни, взгляд стекленеет, снижается температура тела, нет никакой реакции на внешние раздражители, включая боль от порезов или других травм. После того как припадок проходит, сам больной не помнит, что с ним происходило.

Прогрессивное развитие наследственной эпилепсии

Если мать будет пить при беременности и вскармливании, то это значительно увеличит возможность возникновения заболевания у малыша, даже во взрослом возрасте. Причина проста – изменения в органике мозга происходящие еще в утробе. Согласно статистике, 9 из 10 случаев, когда ставится диагноз о врожденной патологии, вызваны алкоголизмом матери.

Дипсомания

Самая коварная форма эпилепсии, потому что она протекает скрыто и медленно. Характеризуется непреодолимой тягой к спиртному в виде запоя, резко начинающегося и так же резко заканчивающегося, без каких-либо свойственных этому состоянию признаков.

Припадки-статусы

Приступ появляется при сильном опьянении, сопровождается судорогами и пеной, длится более 5 минут. Обычно это состояние появляется при скрытых формах хронического алкоголизма.

Важно! Влияние алкоголя при эпилепсии всегда одно – усиление симптомов болезни, создание благоприятной среды для ее прогрессирования. Он также способствует формированию этого недуга у здорового человека, при наличии черепно-мозговых травм или предрасположенности.

Последствия алкоголизма на фоне эпилепсии

Последствия употребления алкоголя для больных эпилепсией несут в себе серьезную опасность как для самих любителей выпивать, так и для окружающих. Для человека, находящегося в опьянении, последним может стать абсолютно каждый припадок, потому что риск захлебнуться или просто удариться головой при судорогах значительно увеличивается.

Приступ эпилепсии на фоне алкоголизма может за считанные минуты превратить обычного человека в неуправляемого агрессора, способного нанести физические увечья другим людям. При спиртной интоксикации, особенно постоянной, меняется психика. Для больных эпилепсией последствия регулярного употребления алкоголя характеризуются:

  • неадекватностью;
  • озлобленностью;
  • негативным настроем;
  • паранойей;
  • агрессией.

Все это неизбежно сказывается на отношениях с другими людьми и часто приводит к тому, что больной остается без семьи и работы.

Особую опасность для больных эпилепсией представляет суррогатный спирт. Это обусловлено большим процентом различных примесей, сивушных масел и других опасных веществ. Кроме простого отравления, эти смеси запускают в мозгу больного цепочку химических реакций, ведущих к затяжному приступу. Иногда даже единственный стакан некачественного алкоголя наносит непоправимый вред: запущенный механизм взаимосвязи электрических импульсов и химических соединений в голове человека не обратим.

Это интересно:  Андрей, г. Москва

У прежде здорового человека эпилепсия может внезапно проявиться даже при незначительной порции выпитого в случаях, если он пережил:

  • черепно-мозговую травму;
  • кровоизлияние в мозг;
  • инсульт;
  • воспаление и инфекцию мозга, например, менингит;
  • ДТП с травмами позвоночника.

Если одно из этих ситуаций имело место быть в жизни человека, от употребления спиртных напитков лучше вообще отказаться, так как в таком случае даже небольшая доза алкоголя может иметь тяжелые негативные последствия.

Алкоголизм и эпилепсия – это два страшных, разрушительных как для самого человека, так и для его близких, фактора. А уж при сочетании они могут стать губительными. И если последствия самой болезни могут быть разными и не всегда тяжелыми, то в сочетании с алкоголем эпилепсия всегда ведет к необратимым нарушениям в психике и в функционировании нервной системы, деградации личности.

Во всём виноват дофамин

Алкоголь, секс, соцсети. Наркотики, шопинг, пироженки. Мультики, спорт, онлайн-игры. Мозг готов пристраститься к чему угодно, а нам надо понять, как это происходит, чтобы не стать зависимыми.

В книге «Биология желания: Зависимость — не болезнь» Марк Льюис, американский нейробиолог с увлекательной биографией, объясняет, почему все виды зависимости — это в первую очередь привычки нашего мозга, которые мы разучились контролировать.

Марк Льюис

Спорная диагностика

Ещё по этой теме :

Благодаря открытиям медицины, мы в большинстве своём перестали думать о зависимых как просто о безответственных аморалах, безвольных тюфяках или поддавшихся страстям грешниках. Мы знаем, что длительное употребление наркотиков или алкоголя приводит к необратимым изменениям мозга. Слышали даже, что аналогичные изменения происходят при нехимических видах зависимости: от игр, еды, интернета, шоппинга. И готовы на вопрос о том, что такое зависимость, ответить — это болезнь.

У такого взгляда на зависимость есть немало плюсов. Самый главный — признав зависимость болезнью, мы гарантируем, что у зависимых будет право на помощь, поддержку и лечение. Кроме того, так легче добиться проведения новых исследований этого заболевания, разработки более совершенных лекарств. А на последних можно ещё и нехило заработать.

Есть, однако, очень серьёзный минус — признание себя беспомощной жертвой болезни мешает реабилитации пациента.

Льюис предлагает другой взгляд на зависимость, который сконцентрирован не на том, как зависимость поражает мозг, а, наоборот, на том, как мозг эту зависимость формирует.

Ужасы привычки

Самое прекрасное свойство нашего мозга — он пластичен, легко адаптируется к трудностям и изменяется, чтобы научить нас с ними справляться. Без постоянных и существенных изменений на клеточном уровне мозг функционировать не может. Эта изменчивость — причина, по которой человечество столь много достигло, она же — причина многих бед.

Большинство изменений происходят в двух структурах мозга, которые покрыты сетью так называемых «программируемых» клеток. Это кора больших полушарий и лимбическая система (миндалина, гиппокамп и полосатое тело).

Чтобы как-то сжиться с этими постоянными изменениями, мы вырабатываем «привычки». Речь идёт не только о каких-то вредных пристрастиях — в форме таких привычек усваиваются и культурные нормы, например правила поведения или сексуальные стереотипы; и даже черты характера, например подозрительность.

«Но когда эти паттерны поведения многократно активируются, формирующие нейронные пути начинают укрепляться, их детали прорабатываются и стабилизируются и, наконец, высекаются из камня (или хотя бы из плоти)», — пишет Льюис.

Именно так и формируется наша личность. Зависимость, по Льюису, — это такой же паттерн, заученный мозгом до мучительной привязанности. С каждым разом эта привычка укрепляется в нас всё больше, отказаться от неё становится всё сложнее. Дело не в слабой воле — просто мозг уже знает, как быстрее и эффективнее получить желаемое.

Что значит «желать»?

Ещё по этой теме :

Всё, что делает человек, преследует какую-то цель. Даже ничегонеделание — оно нужно для отдыха. Должностная обязанность формировать мотивацию в мозгу лежит на полосатом теле. Оно — центр контроля наших действий, и оно же сообщает нам о том, что цель достигнута. Например, вы получили удовольствие. Или расстроились.

Полосатое тело, пишет Льюис, постоянно учится на собственном опыте: запоминает, что вам понравилось и как вы этого достигли. И предлагает повторить — «переводит прошлые удовольствия в актуальные желания». Оно посылает сигналы, намёки — напоминает о вкусном пирожном, приятном сексе, расслаблении за компьютером после рабочего дня. Или о ещё более сильных стимулах, таких как наркотик.

Эти сигналы поступают с помощью дофамина — нейромедиатора, который направляется к полосатому телу из центра мозга. Дофамин стимулирует центр удовольствия, и чем его больше, тем сильнее тяга к объекту желания. Но почему от этой тяги так сложно избавиться, почему нельзя просто переключиться с неё на что-то другое? Здесь есть две проблемы. Первая — сиюминутная привлекательность объекта желания, при которой другие цели обесцениваются.

Проблема вторая — зависимость нарушает работу механизмов когнитивного контроля. Поначалу контролирующие функции находятся у префронтальной коры — она управляет нашими рассуждениями и интуицией, помогает приспособить опыт к новым реалиям. На ранних стадиях зависимости она находится в согласии с полосатым телом и посылает такие сигналы: «Мне это нравится, я получаю от этого удовольствие и буду продолжать, мне просто нужно себя контролировать». При развитии зависимости происходит рассогласование между этими двумя отделами мозга.

«Привычки освобождаются от контроля со стороны вышестоящего органа, поскольку полосатое тело больше не просит содействия и перестаёт посылать просьбы об участии префронтальной коры в принятии решений», — пишет Льюис.

Это приводит к автоматизации действий зависимого, направленных только и исключительно на достижение желаемого. То, что когда-то было импульсивным и приятным, стало компульсивным, навязчивым и болезненно необходимым. Тут уже не идёт речь о получении удовольствия — мозг делает всё для того, чтобы нужный паттерн просто был реализован, любой ценой и как можно быстрее.

Не заставлять, а мотивировать

В заключении книги Льюис размышляет о том, как наилучшим образом способствовать преодолению зависимости. Он выступает против принуждения, насилия и унифицирующих лечебных практик, при которых пациент должен просто строго следовать предписаниям врачей, а его мотивация и индивидуальные характеристики в расчёт не берутся.

Это может быть интересно :

По мнению Льюиса, в первую очередь зависимому нужно помочь сформировать образ будущего без зависимости и всячески этот образ поддерживать. Психотерапия или медитация, дружеские разговоры или собрания анонимных шопоголиков, длительный отпуск или временная изоляция — эффективность помощи больше зависит не от её характера, а от того времени, когда её предлагают. Максимально эффективно помочь можно, уловив тот момент, когда зависимый сам проявляет желание освободиться. Когда легче всего убедить человека в том, что зависимость — это не жуткое чудище, которое всё время нужно держать на цепи, а преодолеваемая стадия личностного развития, после перехода с которой будет только лучше.

Это интересно:  Лечение рвоты после употребления алкоголя

Научно-
образовательный
портал IQ

Ученые Высшей школы экономики, Высшей нормальной школы (Париж), университета Индианы и нижегородского Института прикладной физики РАН выявили возможные механизмы формирования зависимости от алкоголя. Эти механизмы связаны с дофаминергическими нейронами и коллективной динамикой воздействующих на них нейронов префронтальной коры головного мозга .

Что такое коллективная динамика нейронов префронтальной коры головного мозга

В коре головного мозга существуют популяции взаимодействующих нейронов, которые генерируют электрические импульсы. У этих популяций есть характерные пространственно-временные паттерны электрической активности (структура активности или коллективная динамика). Она зависит и от того, как связаны нейроны, и от внутренней динамики отдельных нейронов. Для понимания исследования важно представлять, что некая популяция нейронов префронтальной коры связана посредством возбуждающих синапсов с дофаминогенными и тормозными нейронами вентральной области покрышки . Таким образом, структура нейронной активности префронтальной коры может напрямую повлиять на динамику выделения дофамина.

Как дофамин воздействует на мозг

Борис Гуткин руководит группой математического моделирования в Центре нейроэкономики и когнитивных исследований ВШЭ. Одно из научных направлений группы посвящено исследованию нейробиологических процессов, приводящих к формированию зависимостей от психотропных веществ, а также выявлению связей между нейробиологическими механизмами действия наркотиков и наблюдаемыми поведенческими реакциями. В частности, с помощью математического моделирования исследователи изучают, какие особенности работы дофаминергических нейронов могут приводить к этим зависимостям.*

Нейромедиатор дофамин, выделяемый дофаминергическими нейронами, — это биологически активное химическое вещество, которое является ключевым фактором внутреннего подкрепления в системе обучения. Он воздействует на «центр удовлетворения» в мозге, вызывая либо чувство предвкушения наслаждения от того или иного действия, либо само наслаждение, если приятное событие происходит неожиданно. Такое «подкрепляющее» свойство дофамина способствует повторяемости «благоприятных» действий.

Если же предсказание оказалось неправильным или произошло неприятное событие, то количество выделяемого дофамина существенно уменьшается, что приводит к «разочарованию» и нежеланию повторять приведшее к этому действие.

Два режима работы нейронов


Последние работы группы Бориса Гуткина, проведенные совместно с учеными из Университета Индианы (Алексей Кузнецов и Кристофер Лапиш) и Института прикладной физики РАН (Денис Захаров) позволили выявить возможные механизмы влияния алкоголя на активность дофаминергических нейронов. В недавно вышедшей в журнале PLOS статье «Dopamine Neurons Change the Type of Excitability in Response to Stimuli» ученые построили модель дофаминергического нейрона, описывающую его ключевые свойства, и показали, что такие нейроны, в зависимости от соотношения поступающих на них (в том числе и с префронтальной коры) различных синаптических токов , могут переходить из одного режима работы в другой.

Предполагается, что в первом режиме количество выделившегося вследствие активности этих нейронов дофамина показывает разницу между тем, что ожидается, и тем, что человек или животное получает в результате того или иного действия. Эту разницу можно назвать обучающим сигналом или сигналом ошибки. Если результат превзошел ожидания, дофамина выделяется больше, и формируется положительное подкрепление; если результат разочаровал, то активность дофаминергических нейронов падает, вызывая резкое сокращение количества выделяемого дофамина. Так формируется отрицательное подкрепление. Во втором режиме функционирования дофаминергических нейронов выброс дофамина работает как ориентирующий бинарный сигнал «важно — неважно»: если случается нечто важное — следует выброс дофамина.

В другой публикации этого коллектива «Contribution of synchronized GABAergic neurons to dopaminergic neuron firing and bursting» , опубликованной в Journal of Neurophysiology, было показано, что важно учитывать не только непосредственные связи дофаминергических нейронов и нейронов префронтальной коры мозга, но также «опосредованное» воздействие нейронов префронтальной коры через тормозные (ГАМКергические ) нейроны вентральной области покрышки. В частности, было установлено, что сигналы, поступающие с префронтальной коры, могут синхронизировать эти тормозные нейроны, формируя сильный тормозной сигнал на дофаминергические нейроны.

Как показало исследование, в некоторых случаях такое сильное тормозное воздействие может приводить не к подавлению активности этих нейронов (и, соответственно, к уменьшению выброса дофамина), но и к такому, казалось бы, неочевидному явлению как многократный рост частоты их генерации. И, следовательно, существенному увеличению выброса дофамина и формированию положительного подкрепления.

Причины алкоголизма стали понятнее

Экспериментальные данные говорят о том, что алкоголь может различными способами менять активность дофаминергических нейронов (косвенно, через динамику нейронов префронтальной коры и тормозных нейронов вентральной области покрышки, и непосредственно, на сами дофаминергические нейроны). Благодаря исследованиям, проведенным научной группой Бориса Гуткина, можно предположить, какие именно механизмы могут принимать в этом участие.

У непьющего человека (не хронического алкоголика) в вентральной области покрышки находятся порядка 20 тысяч дофаминергических нейронов. Некоторые из них передают сигнал важности стимула, остальные — сигнал ошибки. Для того чтобы человек смог правильно себя вести и принимать правильные решения, должен поддерживаться определённый баланс этих сигналов. Но под воздействием алкоголя он нарушается: меняется как активность нейронов в префронтальной коре, так и свойства самих дофаминергических нейронов. А именно, стимул, связанный с алкоголем, передается дофаминергетическими нейронами как имеющий мотивационную и поведенческую важность, независимо от того, совпадает он с ожидаемым исходом или нет. Без воздействия алкоголя эти нейроны передавали ли бы некую меру соответствия между ожидаемым и полученным подкреплением.

У хронического алкоголика сужается круг возможных поведенческих реакций, он ищет возможность употребить алкоголь снова и снова. Такой человек или не осознает последствия своих действий, или осознает, но это практически не влияет на его поведение. Опросы показывают, что алкоголики знают, что могут остаться на улице, потерять семью, умереть, если уйдут в запой, но это их не останавливает.

Для того чтобы правильно оценивать последствия своих действий, необходимо, чтобы префронтальная кора формировала «правильное» негативное ожидание от последствий употребления алкоголя, а дофаминергические нейроны обеспечивали отрицательное подкрепление. Этого не происходит, поскольку алкоголь (как и другие психотропные вещества) может влиять и на поведение нейронов префронтальной коры, и непосредственно на дофаминергические нейроны.

Если ученые смогут «заставить» дофамин работать сбалансированно, правильно реагировать на стимулы в окружающей среде при присутствии алкоголя в организме, показывая разницу между тем, что ожидаемо, и тем, что получено, то, возможно, наука сможет помочь людям, страдающим алкогольной зависимостью.

*Исследование выполнено при поддержке Национального института изучения проблем злоупотребления алкоголем и алкоголизма (США), ч исленное моделирование и анализ являются результатами проекта, финансируемого Министерством образования РФ.

В статье использовались материалы с сайтов:

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий