Читать онлайн «Алкоголик в семье, или Преодоление созависимости»

«Алкоголик в семье, или Преодоление созависимости». / Пер. с англ. — М: Физкультура и спорт, 1997. — 331 с.

Вторая книга (после первой — «Двадцать четыре часа в день»), предназначенная для участников движения Анонимных Алкоголиков.

В ней идет речь о том, как помочь себе в жизни, чтобы не зависеть от окружающих тебя алкоголиков и наркоманов, даже если это близкие тебе люди.

Это нелегко найти счастье в себе самом, но где-нибудь вне себя его найти просто невозможно.

Агнес Риплайер, «Источник сокровищ»

За помощь в написании этой книги я благодарю:

Бога, мою маму, Дэвида, моих детей, Скотта Иглстоуна, Шерон Джордж, Джоан Маркусон и всех созависимых людей, которые чему-то учились у меня и позволили мне учиться у них.

Эта книга посвящается мне.

Часть I ЧТО ТАКОЕ СОЗАВИСИМОСТЬ, КТО ПОПАЛСЯ В ЕЕ СЕТИ?

1. История жизни Джессики

2. Другие истории

4. Характеристики созависимых

Часть II ОСНОВЫ ЗАБОТЫ О СЕБЕ

6. Не будь былинкой на ветру

7. Освободи себя

8. Довольно быть жертвой

10. Живи своей собственной жизнью

11. Любовные взаимоотношения с собой

12. Учимся искусству принимать себя и действительность

13. Испытывать свои собственные чувства

15. Да, ты умеешь думать

16. Ставьте свои собственные цели

18. Работайте по программе «12 шагов»

20. Учимся жить и любить снова

Впервые я столкнулась с созависимыми в начале 60-х годов. Это было до того, как людей, страдающих от поведения других людей, стали называть созависимыми, и до того, как людей, пристрастившихся к алкоголю либо к другим химическим веществам, стали называть химически зависимыми. И хотя я не знала, что такое созависимость, я знала, какие это люди. Поскольку я сама зависима от алкоголя и наркотиков, я жила столь бурной жизнью, что способствовала другим стать созависимыми.

Созависимые — это неизбежно надоедливые люди. Они враждебно настроены, склонны контролировать жизнь близких, манипулировать другими, избегают прямых отношений (иногда говорят через третье лицо), стремятся вызвать у других чувство вины, с ними трудно жить. В общем, они нелегко идут на согласие, временами же они полны ненависти. Все это обусловило то, что созависимые были препятствием на пути к достижению мною эйфории, опьянения. Они кричали на меня, прятали мои таблетки, с помощью которых я достигала эйфории, смотрели на меня с мерзким выражением лица, выливали в песок мой алкоголь, пытались удерживать меня от употребления одурманивающих веществ, хотели знать, что же я делаю, и спрашивали, что со мной происходит, что у меня не в порядке. Однако они всегда были тут как тут, готовые спасать меня от несчастий, которые я сама же себе и сотворила. Созависимые в моей жизни не понимали меня, и наше непонимание было взаимным. Я сама не понимала себя, и я не понимала их.

Моя первая профессиональная встреча с созависимыми произошла много позже, в 1976 году. В то время в Миннесоте алкоголики и наркоманы стали называться химически зависимыми, их семьи и друзья — значимыми близкими, а я именовалась по новой терминологии «выздоравливающая наркоманка и алкоголичка». К тому времени я уже работала в качестве консультанта в области химической зависимости в той широкой сети учреждений, программ, агентств, которые помогают химически зависимым людям достичь благополучия и хорошего здоровья. Поскольку я — женщина и большинство моих значимых близких в то время тоже были женщины, и поскольку я не занимала тогда высокой должности, и никто из моих сотрудников не хотел дать мне подобную должность, мой начальник предложил мне организовать группу поддержки для жен тех зависимых, которые находились в лечебной программе.

Я не была готова к выполнению такой задачи. Я все еще находила созависимых враждебными, контролирующими, манипулирующими, непрямыми в общении, вызывающими у других чувство вины, в общем, теми людьми, с которыми трудно общаться и даже более того.

В своей группе я увидела людей, которые чувствуют себя ответственными за целый мир, но они отказывались взять на себя ответственность за то, чтобы управлять своей собственной жизнью, и за то, чтобы просто жить.

Я увидела людей, которые постоянно что-то отдавали другим, но не знали, как брать себе от других. Я видела людей, которые отдавали до тех пор, пока не становились злобными, психически истощенными и опустошенными. Я видела, что некоторые отдают себя до тех пор, когда они вынуждены прекратить это. Я даже видела одну женщину, которая так страдала и буквально всю себя отдала настолько, что умерла «от старости» по естественной причине в возрасте 33 лет. Она была матерью пятерых детей и женой алкоголика, который к тому времени был уже третий раз в тюрьме.

Я работала с женщинами, которые очень хорошо умели заботиться о каждом из окружающих, тем не менее эти женщины сомневались в том, как им следует заботиться о себе.

Передо мной были не люди, а лишь оболочки от них. Они бессмысленно бросались от одной деятельности к другой. Я видела людей, чьим призванием было ублажение чьих-то желаний, людей-мучеников, стоиков, тиранов. Некоторые были похожи на виноградную лозу, ползучее растение. Они как будто заимствовали строку из пьесы Х.Сэклера «Большая белая надежда»: «С изголодавшимися лицами все отдают бедным».

Большинство созависимых были постоянно поглощены другими людьми. С большой точностью, со множеством деталей они могли приводить длинные перечни деяний и проступков зависимых людей: о чем он (или она) подумал, что почувствовал, сделал и сказал. Созависимые всегда знали, что алкоголик или наркоман должен был делать и чего не должен. И они очень сильно удивлялись, почему же он или она сделали это и не сделали то.

Тем не менее эти Созависимые, которые так проникновенно могли знать других, совершенно не могли видеть себя. Они не знали, что они чувствовали.

Они не были уверены в своих мыслях. И они не знали, что они могли бы делать, если вообще следовало что-нибудь делать, для разрешения своих проблем — если, в самом деле, им еще придет в голову, что у них есть какие-либо собственные проблемы, отличающиеся от проблем их близких — алкоголиков.

Это была огромная группа, состоящая из таких созависимых. Они стонали, жаловались, пытались контролировать каждого и вообще все и вся вокруг себя, но только не самих себя. И кроме нескольких тихих первых энтузиастов в области семейной терапии, многие консультанты (включая меня) не знали, как им помочь.

Область химической зависимости процветала, но вся помощь была направлена на самого зависимого (алкоголика, наркомана). Литературы по семейной терапии было немного, практический тренинг в этой области тоже редко встречался. В чем нуждались созависимые? Чего они хотели? Были ли они просто продолжением своего алкоголика или же только визитерами лечебных центров? Почему они не сотрудничают, а вместо этого вечно создают проблемы? У алкоголика хоть есть формальное извинение за то, что он был не в себе, — он был пьян. У этих же значимых близких нет никаких извиняющих или объясняющих обстоятельств. В этом смысле они были трезвыми.

Вскоре я поддалась двум распространенным мнениям. Эти сумасшедшие созависимые (значимые близкие) сами больше больны, чем алкоголики. И даже нет ничего удивительного в том, что алкоголик пьет, кто бы это на его месте не пил, живя с такой супругой (таким супругом)?

К тому времени я уже какой-то период жила трезво. Я начинала понимать себя, но я не понимала созависимость. Я пыталась, но не могла — не могла, пока не прошло еще несколько лет, когда я оказалась глубоко вовлеченной в жизнь нескольких алкоголиков, потерялась в этом хаосе и перестала жить своей собственной жизнью. Я перестала думать. Я перестала испытывать позитивные эмоции и осталась наедине с яростью, горечью существования, ненавистью, страхом, депрессией, беспомощностью, отчаянием и чувством вины. Временами мне хотелось покончить с жизнью. У меня не было энергии. Почти все время я тратила на то, что тревожилась о других, и на то, что пыталась контролировать их. Я не могла сказать «нет» (разве только тогда могла, когда дело касалось моего удовольствия). Мои взаимоотношения с друзьями и с членами семьи не ладились. Я чувствовала себя ужасно, я была жертвой. Я утратила себя и не понимала, как это случилось. Я не понимала, что случилось. Я думала, что схожу с ума. И я думала, указывая пальцем на людей вокруг меня, что это их вина

Очень печально, что вокруг меня никто не знал, как плохо я себя чувствовала. Мои проблемы были моим секретом. В отличие от алкоголиков или людей с другими проблемами в моем ближайшем окружении я не превращала жизнь вокруг себя в невообразимое месиво, ожидая, что кто-то должен подчищать все за мной. Фактически по сравнению с алкоголиками я выглядела хорошо. Я была такая ответственная, на меня так можно было положиться, уж от меня-то можно было зависеть. Временами я не была уверена, что у меня есть проблема. Я знала, что я чувствовала себя несчастной, но я не понимала, почему моя жизнь не ладится.

Побарахтавшись некоторое время в отчаянии, я начала понимать. Как многие люди, которые резко судят о других, я обнаружила, что проделала долгий и очень болезненный путь в башмаках тех людей, которых я так резко судила. Сейчас-то я понимаю этих сумасшедших созависимых. Я сделалась одной из них.

Постепенно я начала выкарабкиваться из своей черной бездны. Тем временем во мне развился силь .

Алкоголик в семье или преодоление созависимости Мелоди Битти

Алкоголик в семье или преодоление созависимости – биографическое издание, помогающее людям разобраться в собственной жизни и не зависеть от окружения, страдающего от алкоголизма. Проблема весьма актуальна не только для пьющего человека, но и для его семьи. Ведь родственники больного автоматически становятся созависимы. Что это означает и как с этим бороться? Мелоди Битти, автор издания, на собственном примере поделилась способами решения данной проблемы.

Созависимость: сущность определения

Подконтрольное поведение людей, страдающих от алкогольной зависимости больного родственника, можно охарактеризовать созависимостью. Если читать вышеуказанную книгу, прослеживается мысль автора о том, что созависимые окружающие люди – очень надоедливые и даже невыносимые (по мнению алкоголиков). Они всячески пытаются бороться с опасным недугом близкого человека, и для этого применяют различные средства контроля:

  • уговоры;
  • угрозы;
  • ворчливость;
  • принуждение;
  • советы;
  • манипулирование;
  • навязывание больному чувства вины;
  • акцентирование внимания на беспомощности близкого;
  • требования;
  • приказания;
  • негативные высказывания в адрес алкоголика.

Главной особенностью манипуляционных действий созависимых является как раз контролирующее поведение над больным. Его цель – запретить родственнику употреблять спиртное либо наркотические вещества.

Созависимые люди уверены, что хитрыми трюками и уловками способны подчинить себе волю алкоголика. Но отнюдь не всегда им удаётся добиться желаемого поведения. Ведь человек, страдающий алкоголизмом, имеет своё собственное мнение. Часто оно не совпадает с представлениями о жизни его здоровых окружающих. Тем более что разумом алкоголика теперь правит не здравый смысл, а серьёзное заболевание – алкогольная зависимость.

Вот и получается замкнутый круг: больной раздражается и приходит в ярость вследствие контроля его родственников, в то время как созависимые люди страдают от своего контролирующего поведения. Зачастую оно поражает не больного, а того, кто пытается его «излечить». В итоге наблюдается противоположный эффект: благодаря принудительному навязыванию поведения, созависимые люди теряют контроль не только над жизнью больного, но и своей собственной.

Созависимые родственники способны чувствовать следующие эмоции (в случаях длительно протекающей алкогольной зависимости их родственника):

  1. Ощущать безысходность ситуации.
  2. Становиться вялыми и пассивными.
  3. Погружаться в подавленное состояние, приводящее к глубокой депрессии.
  4. Выпадать из бытовых и общественных дел.
  5. Становиться замкнутыми и угрюмыми.
  6. Приобретать проблемы со сном, а также едой (бессонница, полная утрата аппетита).
  7. Жестоко обращаться со своими родственниками или детьми на фоне бытовых проблем.
  8. Задумываться об уходе из дома либо за неимением такой возможности – о самоубийстве.
  9. Заболевать физически и психически.
  10. Пристраститься к алкоголю либо наркотикам по примеру больного родственника и т.д.

Что же делать в такой ситуации? Как помочь близкому, попавшему в беду, а также самому себе? Ведь контроль совершается во благо, из лучших побуждений (по мнению созависимых).

Основы заботы о себе

Заботясь о больном родственнике, созависимые люди совсем забывают о своей собственной жизни, своих чувствах, желаниях и потребностях. В таких ситуациях очень важно перестать быть жертвой, а обратить внимание на свою жизнь. Для этого следует начать заниматься своими собственными делами, а не проблемами больного родственника. Пусть он сам пробует обслуживать себя и решать насущные вопросы. Иногда это помогает многим алкоголикам вернуться к нормальной жизни, возобновив ответственность за себя и своих близких.

Одна из главных задач на пути преодоления созависимости – полностью отказаться от роли спасателя и жертвы. Главное – верить в то, что всё получится и прилагать соответствующие усилия.

Если читать Битти, можно проследить её мнение по поводу решения этой проблемы. По словам автора, стать менее зависимым человеком можно благодаря некоторым нехитрым способам:

  1. Оставить плохие воспоминания из прошлого в прошлом. Как бы банально это не звучало, для успешного выздоровления от созависимости человеку следует перестать жить прошлым (его потерями, проблемами), а обратить внимание на настоящее и будущее.
  2. Прислушиваться к внутреннему «Я». Обращать внимание на переживания и иные эмоции, которые развиваются внутри, при этом перестать игнорировать их. Например, если страшно – успокоиться, хочется заплакать – проанализировать причину этого явления и предпринять всевозможные попытки, чтобы перестать беспокоиться и начать радоваться.
  3. Перестать зависеть от окружения и жить лишь ради других людей. Многие бояться одиночества, поэтому нередко «цепляются» за изначально обречённые отношения. Вывод: счастье не в ком-то, а внутри самого человека. Неудивительно, что тревога и глубочайшая тоска по счастью не проходят даже после того, как созависимый человек начинает жить со своим любимым-алкоголиком.
  4. Принять решение всегда быть в распоряжении самого себя, учитывая при этом собственные чувства, желания и эмоции. Не важно, что подумают окружающие. Главное – то, что думаете вы. Это не эгоизм, это здравая оценка собственной жизни и принятие самого себя.
  5. Сохранить веру в Бога и заручиться его поддержкой. В трудной жизненной ситуации важно помнить, что человек не один со своей проблемой, ему помогают высшие силы.
  6. Для выздоровления от созависимости важно верить в благополучный исход ситуации. Ну и конечно, прилагать соответствующие усилия.

Полное выздоровление от созависимости достигается путём доверительного отношения к самому себе, принятию себя и развитию чувства спокойствия и умиротворения.

Советы родственникам

Итак, человек смог избавиться от роли спасателя и жертвы. Но что же делать с любимым родственником, находящимся в состоянии хронической алкогольной зависимости? Бросать его один на один с проблемой никак нельзя, это может привести к весьма печальным последствиям.

Действия родственников будут зависеть от конкретной ситуации. Возможны следующие сценарии её развития:

  1. Человек не намерен отказываться от употребления спиртного.
  2. Больной хочет вылечиться, но не знает, как это сделать.
  3. Родственник бросил пить самостоятельно.

В первом случае задача близких людей – найти веские аргументы относительно того, что жизнь без алкоголя может быть радостной, весёлой и благополучной. Ведь пока больной думает иначе, состояние опьянения кажется ему единственно приятным. Учитывая склад характера близкого, следует попробовать найти зацепку, которая послужит стимулом на пути к избавлению от недуга. По ситуации можно искать иные уловки, а не использовать лишь один аргумент. Можно обратить внимание на следующие способы:

  • найти человека, страдающего в прошлом алкогольной зависимостью. Зачастую пример бывшего алкоголика позволяет больному задуматься о никчёмности своей жизни, а также возможных последствиях употребления спиртного. Появление таких мыслей – уже хороший сигнал;
  • попробовать уговорить «собутыльника» своего родственника бросить пить. При благоприятном исходе приятель подаст хороший пример, особенно если приятель для близкого вам человека является авторитетом;
  • применить метод «шоковой терапии». Подразумевает незапланированную встречу всех лиц, заинтересованных в выздоровлении больного, с самим алкоголиком. В ходе неё присутствующими высказываются мнения по поводу сложившейся ситуации, а также приводятся пути решения проблемы;
  • показать видеозапись, на которой запечатлён пьяный родственник. Возможно, его неадекватное поведение поможет ему осознать ужас алкоголя;
  • разговаривать с больным на «трезвую голову» и спокойным голосом. Повышенные тона, направленные на алкоголика в период опьянения, могут сыграть с вами злую шутку.
Это интересно:  Как вылечить женский алкоголизм в домашних условиях за короткое время?

При развитии второго сценария ситуации важно обсудить с близким человеком возможные пути решения проблемы. Важно ему самому сделать выбор, каким именно способом будет достигаться поставленная задача.

Алкоголик в семье, или преодоление созависимости (2)

Главы из книги Мелоди Битти

2. Другие истории

Может быть, вы нашли что-то общее у себя с Джессикой в предыдущей главе. Ее история – это крайний пример созависимости, но о таких примерах мне часто приходится слышать. Тем не менее опыт Джессики – это не единственный тип созависимости. Существует столько разновидностей той истории, сколько и созависимых, рассказывающих о себе.

Вот несколько из них.

Геннадий, красивый, представительный мужчина сорока с небольшим лет, называет себя «воплощением успеха в бизнесе и типичным примером поражения в отношениях с женщинами». Когда он учился в старших классах школы и в колледже, он ухаживал за многими женщинами. Он имел успех и считался хорошей добычей. Однако, завершив образование, Геннадий ошеломил свою семью и друзей тем, что женился на Рите. Рита обращалась с Геннадием хуже, чем любая другая из женщин, за которыми он когда-либо ухаживал. Она была холодна и враждебна к нему и к его друзьям и, казалось, не особенно-то заботилась о Геннадии. Как будто ей было все равно. Спустя тринадцать лет брак закончился разводом. Тогда Геннадий обнаружил, что то, в чем он подозревал жену в течение ряда лет, оказалось правдой: Рита была в любовной связи с другими мужчинами с того момента, как они поженились, и она (и это тоже длилось некоторое время) злоупотребляла алкоголем и другими химическими веществами.

Геннадий почувствовал себя раздавленным, опустошенным. Но, попечалившись около двух месяцев, он страстно влюбился в другую женщину, которая начинала пить с утра и пила до полной отключки. Она была алкоголиком. Несколько месяцев он потратил на то, что тревожился о ней, пытался помочь ей, пытался понять, что же она делает и почему она пьет, пытался сдерживать ее пьянство и очень злился на нее, поскольку она не прекращала пить. Геннадий оставил ее. Вскоре он встретил другую женщину, влюбился в нее и переехал к ней жить. Прошло несколько месяцев, и он заподозрил, что эта женщина тоже страдает химической зависимостью.

Вскоре Геннадий начал замечать, что тратит много времени на то, что тревожится о своей подруге. Он проверял ее, рылся в ее сумочке, выискивая таблетки или другие доказательства ее пагубного пристрастия, допытывался, где она была и что делала. Иногда же он просто отрицал тот факт, что у нее есть проблема. В эти периоды он был постоянно чем-нибудь занят, пытался наслаждаться совместным времяпровождением со своей подругой (хотя и говорил, что чувствовал себя нелегко) и говорил себе: «Нет, дело во мне. Что-то не в порядке со мной».

Во время одного из многих кризисов в взаимоотношениях, когда на время удалось стряхнуть с себя отрицание проблемы, он пошел за советом к консультанту в области химической зависимости.

«Я знаю, что я должен прекратить эти взаимоотношения,– сказал Геннадий,– но я просто не готов оставить ее. Мы можем вместе с ней говорить обо всем на свете. Мы такие хорошие друзья. И я люблю ее. Почему все так происходит? Ну почему это всегда случается со мной? Если я окажусь в комнате, где множество женщин, я обязательно влюблюсь в ту, у которой больше всего проблем, в ту, которая будет относиться ко мне наихудшим образом. Если честно, то такие женщины представляют для меня определенный вызов, – признался Геннадий.– Если женщина относится ко мне очень хорошо, это меня отталкивает от нее».

Геннадий рассматривал себя как человека пьющего в социально приемлемых нормах, у которого никогда не было проблем в результате употребления спиртного. Он сказал консультанту, что никогда не употреблял химических веществ с целью опьянения. Брат Геннадия, возраст которого приближался к пятидесяти, был алкоголиком с подросткового возраста. Геннадий отрицал, что кто-либо из его покойных родителей был алкоголиком, но нехотя отметил, что его отец, возможно, «пил слишком много».

Консультант предположил, что алкоголизм и чрезмерное пьянство в ближайшем окружении Геннадия может все еще оказывать на него влияние и в какой-то мере определяет его взаимоотношения с женщинами.

«Как их проблемы могут влиять на меня?– спросил он.– Отец умер много лет назад, а с братом я вижусь редко».

После нескольких встреч с консультантом Геннадий начал называть себя созависимым, но он не мог точно сказать, что это значит и что делать с этим. Когда гнев в связи с последними проблемами в его взаимоотношениях уменьшился, он перестал посещать консультанта. Геннадий решил, что проблемы с наркотиками у его подруги не такие уж тяжелые. Он все больше убеждал себя в том, что его проблемы с женщинами были просто результатом невезения. Он говорил, что невезение кончится когда-нибудь. Во всяком случае, он надеялся на это.

Является ли проблема Геннадия просто невезением? Или это созависимость?

Петти, женщина лет тридцати пяти, состояла в браке вот уже одиннадцать лет, когда обратилась за помощью к частному психотерапевту. У нее трое детей, младший из них страдает детским церебральным параличом. Петти посвятила свою жизнь тому, чтобы быть хорошей женой и хорошей матерью. Она сказала своему психотерапевту, что любит своих детей, что не сожалеет о своем решении сидеть дома и воспитывать их, но ненавидит свои ежедневные рутинные обязанности. До замужества у нее было много друзей и разнообразные хобби, она работала медсестрой и интересовалась окружающим миром. Однако после рождения детей, особенно после рождения ребенка-инвалида, она потеряла жизненную энергию. Она имела лишь немногих друзей, прибавила в весе 80 фунтов и не испытывала никаких чувств, кроме чувства вины. Она пыталась активно помогать друзьям, работать добровольцем в общественных организациях, но все ее усилия обычно приводили к тому, что она чувствовала свою бесполезность, и появлялось какое-то негодование. Она подумывала о том, чтобы вернуться к работе, но не делала этого.

«Все, что я умею, это быть медсестрой, но я устала заботиться о людях. Моя семья и друзья думают, что я – сгусток энергии. Добрая, старая Пети, на которую все можно навалить. Всегда рядом. Всегда владеет собой. Всегда готова помогать им. А правда состоит в том, что я разваливаюсь, очень медленно, но совершенно определенно. Я подавлена уже много лет. Я не могу это преодолеть. Я то и дело плачу. У меня совсем нет сил. Я все время кричу на детей. Меня совершенно не интересует секс, во всяком случае с моим мужем. Все время я чувствую себя виноватой во всем. Я даже чувствую себя виноватой в том, что пришла к вам на прием, – сказала она консультанту. – Я должна была разрешить свои проблемы сама. Я должна была просто отсечь их. Это же смешно -занимать ваше время, тратить деньги моего мужа на те проблемы, которые я, может быть, вообразила себе и раздула до невероятных размеров».

«Но я вынуждена была что-то предпринять, – призналась Пети. – В последнее время я думала о том, чтобы покончить с жизнью. Конечно, я никогда в действительности не убью себя. Слишком многим людям я нужна. Слишком много людей полагаются на меня. Я не могу допустить, чтобы они страдали. Но я тревожусь, я боюсь».

Консультант узнал, что еще до женитьбы у ее мужа были проблемы с алкоголем. В период их семейной жизни он пил меньше, удерживался на одной и той же работе, хорошо обеспечивал семью. Но, помимо ответов на вопросы, Пети сказала консультанту, что ее муж не посещает группу Анонимных Алкоголиков или какую-либо другую группу поддержки. Вместо этого он может просто «завязать» на несколько месяцев. И все это чередуется с запоями в конце недели. Когда он пьян, он ведет себя как ненормальный; когда не пьет, он злой и враждебно настроен.

«Я не знаю, что случилось с ним. Это не тот человек, за которого я выходила замуж. И, что пугает меня еще больше, я не знаю, что происходит со мной и кто я, – говорила Пети. – Мне трудно точно объяснить, в чем проблема. Я сама этого не понимаю. Здесь нет одной большой проблемы, на которую я могла бы указать и утверждать: вот это у нас идет не так, как надо. А я чувствую, как будто потеряла себя. Временами мне кажется, уж не схожу ли я с ума.

«Возможно, ваш муж алкоголик, и ваши проблемы обусловлены семейной болезнью – алкоголизмом», – предположил консультант.

«Как это может быть? – спрашивала Пети. – Мой муж не пьет так часто».

Консультант расспросил о родословной Пети. Петти с симпатией говорила о своих родителях и о двух взрослых братьях. Она происходит их хорошей семьи, которая добилась больших успехов, была сплоченной.

Консультант продолжал изучать семью глубже. Пети упомянула, что ее отец посещал группу Анонимных Алкоголиков начиная с ее подросткового возраста.

«Отец жил трезво, когда я училась в старших классах школы, – сказала она. – Я действительно люблю его и горжусь им. Но те годы, когда он пил, были довольно жуткими для нашей семьи». Пети не только была замужем за человеком, который, вероятно, был алкоголиком, но она также была одной из тех, кого сейчас называют «взрослый ребенок алкоголика». Вся семья находилась под влиянием семейной болезни – алкоголизма. Ее отец перестал пить, ее мать посещала Ал–Анон, семейная жизнь улучшилась. Но Пети тоже находилась под влиянием. Неужели она думала, что ей удастся каким-то магическим образом избежать этого влияния только потому, что пьянство прекратилось?

Вместо того чтобы назначить приемы у себя, консультант направил Пети на курс повышения самоуважения и в класс тренинга уверенности в себе. Консультант также рекомендовал Пети посещать заседания Ал-Анона или Взрослых детей алкоголиков. Все это группы самопомощи, основывающиеся на программе 12 шагов Анонимных Алкоголиков.

Пети последовала совету консультанта. Она, конечно, не выздоровела за сутки, но по прошествии нескольких месяцев она обнаружила, что может принимать решения с большей легкостью, что может чувствовать и выражать свои чувства, может говорить то, что думает, может уделять внимание своим потребностям. И она чувствовала себя не такой виноватой. Она стала более терпеливо относиться и к себе, и к своим ежедневным обязанностям. Постепенно ее депрессия прошла. Она меньше плакала и больше смеялась. Ее энергия и энтузиазм вернулись. Так совпало, что без всякого подстрекательства со стороны Пети, ее муж присоединился к Анонимным Алкоголикам. Он стал менее враждебным, и их супружеская жизнь начала улучшаться. Очень важно то, что Пети снова могла контролировать свою жизнь. Ее жизнь снова заработала.

Если вы спросите Пети, в чем была или в чем сейчас заключается ее проблема, она ответит вам: «Я – созависимая».

Клиенты, обращающиеся за помощью в учреждения по проблемам психического здоровья или химической зависимости, не исчерпывают контингент людей, страдающих от созависимости.

Рэндел был консультантом по химической зависимости и выздоравливающим алкоголиком с несколькими годами трезвости, когда обнаружил у себя некоторые затруднения. Рэндел был также взрослым ребенком алкоголика; его отец и три брата были алкоголиками. Интеллигентный, мыслящий человек, который любит свою работу, Рэндел испытывал затруднения во время досуга. Почти все свободное время он тревожился – причем навязчивым образом – о других людях и их проблемах. Иногда он пытался разгрести тот хаос, который создавали алкоголики; в другой раз он злился на алкоголиков за сотворение того хаоса, который он расчищал, так как чувствовал, что обязан это делать.

Иногда его угнетало, что люди, не обязательно алкоголики, ведут себя определенным образом. Свое поведение и отношение к таким людям он обозначал словами «доброта», «беспокойство», «любовь» и иногда – «праведное возмущение». Теперь, после того как он получил помощь по своей проблеме, он называет это созависимостью.

Иногда поведение, характерное для созависимости, сложнейшим образом переплетено со стремлением быть хорошей женой, матерью, хорошим мужем, братом или христианином.

В свои сорок с небольшим Мерлис – привлекательная женщина, когда следит за собой. Большую же часть времени она заботится о своих пятерых детях и муже – выздоравливающем алкоголике. Она посвятила свою жизнь тому, чтобы сделать их счастливыми, но не преуспела в этом. Обычно она бывает злой, чувствует, что ее усилия не ценят, а ее семья злится на нее. Она занимается сексом со своим мужем, когда бы он ни захотел, независимо от того, как она себя чувствует. Она тратит слишком большую часть семейного бюджета на игрушки и одежду для детей, покупает им все, что они захотят. Она их возит на машине, читает им, готовит для них, убирает за ними, прижимает их к себе – и в то же время варит на медленном огне всех вокруг себя. Но никто не отдает ей хотя бы частицу себя. В большинстве случаев они даже не говорят ей спасибо. Мерлис негодует в связи с тем, что она всю жизнь отдает себя другим. Она негодует, что потребности членов семьи правят ее жизнью. Она избрала профессию медицинской сестры и часто негодует и по этому поводу.

«Но я чувствую себя виноватой, когда не делаю того, о чем меня просят. Я чувствую себя виноватой, если не соответствую высоким стандартам жены и матери. Я чувствую себя виноватой, если моя жизнь не соответствует жизненным стандартам других людей. Да я просто чувствую себя виноватой, – говорила она.– Фактически я планирую свой день, распределяю очередность дел в соответствии с чувством вины».

Означает ли бесконечная забота о других людях (без всякого ожидания получить что-либо взамен) и в то же время негодование по этому поводу, что Мерлис является хорошей женой и матерью? А может быть, это означает, что Мерлис – созависимая?

Алкоголизм (или химическая зависимость) не является единственной семейной проблемой, которая может создавать созависимую личность.

Алиса, мать двух подростков, работала на полставки в психиатрическом учреждении, когда обратилась к семейному консультанту. (Еще раньше она ходила ко многим семейным консультантам в поисках помощи.) Она пошла к консультанту потому, что ее старший ребенок, 14–летний мальчик, постоянно доставлял неприятности. Он убегал из дома, нарушал «комендантский час», возвращался домой позднее установленного времени, прогуливал занятия в школе, не подчинялся другим правилам в семье и вообще делал что хотел и когда хотел.

«Этот ребенок, – говорила Алиса консультанту, – сводит меня с ума». Именно это она и имела в виду. Она тревожилась так, что становилась больной. В некоторые дни она была так подавлена и расстроена, что не могла встать с постели. Алиса уже испробовала все, что она могла придумать, чтобы помочь этому ребенку. Она помещала его на лечение три раза, помещала его в два различных воспитательных дома и таскала всю семью от одного консультанта к другому. Алиса пробовала применять и другие методы: она угрожала, плакала, кричала и умоляла. Она ожесточалась и вызывала полицию к нему. Она испытывала также мягкость и прощение. Она даже пробовала вести себя подобно тому, как он себя вел, когда делал невообразимые вещи. Она запирала дверь и не впускала его. И она же объездила почти полштата, чтобы вернуть его домой, когда он убежал. И хотя ее усилия не помогали ребенку, Алиса была поглощена поисками нужного средства, пыталась сделать что–нибудь такое, что «заставит его увидеть свои ошибки» и поможет ему измениться.

«Почему,– спрашивала она консультанта, – он все это делает? Из–за него я чувствую себя загнанной лошадью, он разрушает мою жизнь!»

Консультант согласился, что проблема сына Алисы болезненная, удручающая и требует действия. Но консультант также сказал, что эта проблема не должна была приводить ее в состояние загнанной лошади и не должна разрушать жизнь Алисы.

«Вы были не в состоянии контролировать своего сына, но вы могли осуществлять контроль над собой, – сказал он. – Вы можете что–нибудь делать со своей собственной созависимостью».

Шерил тоже называет себя созависимой. Вскоре после того, как вышла замуж за мужчину своей мечты, она почувствовала себя как в кошмарном сне. Она узнала, что ее муж был сексоголиком (болезненно зависимым от секса). В его случае это означало, что он не мог контролировать свои побуждения наслаждаться порнографией, у него было непреодолимое, почти насильственное стремление заводить любовные связи с другими женщинами. И, как выразилась Шерил, «только бог знает, кто и что еще его привлекало».

Это интересно:  Лярва - что такое и как побороть? Сущности и признаки лярвы

Она узнала, что ее муж сексоголик, через неделю после свадьбы, когда обнаружила его в постели с другой женщиной. Первой реакцией Шерил была паника. Затем она разозлилась. Затем она сильно задумалась – о своем муже и о его проблеме. Друзья советовали бросить его, но она решила остаться в браке. Он нуждался в помощи. Она ему была нужна. Может быть, он изменится. Кроме того, она была не готова расстаться со своей мечтой о розовом будущем в их совместной жизни.

Ее муж присоединился к Анонимным Зависимым от Секса. Это группа самопомощи, работающая по программе 12 шагов, подобно группам Анонимных Алкоголиков. Шерил отказалась пойти в группу для родственников сексуально зависимых (подобную группе Ал–Анона). Она не хотела на людях говорить о своей проблеме, не хотела обсуждать ее даже в условиях конфиденциальности.

Через нескольких месяцев Шерил, преуспевающая манекенщица, обнаружила, что она принимает все меньше и меньше предложений поработать, отвергает возможность провести вечер с друзьями, а все больше стремится быть дома. Она хочет сама отвечать на телефонные звонки в том случае, если женщины будут звонить ее мужу. Она хочет быть дома, чтобы видеть, когда муж уходит из дома и когда возвращается домой. Она хочет видеть, как он выглядит, как ведет себя, как разговаривает. Она хочет знать, что он делал и с кем был. Она часто звонит его спонсору по группе Анонимных Зависимых от Секса и то жалуется, то сообщает что–нибудь, то узнает, какие успехи в группе делает ее муж. Она больше не хочет, как она выразилась, чтобы ее надували и обманывали.

Постепенно она отдалилась от друзей и перестала чем–либо заниматься вне дома. Она слишком тревожилась, чтобы работать, она слишком стыдилась, чтобы говорить с друзьями.

У мужа было еще несколько любовных связей. Ее друзья разочаровались в ней из – за того, что она оставалась с мужем и продолжала плакаться, как ужасно быть его женой».

«Я не могу видеть своего мужа. У меня к нему нет никаких чувств, кроме презрения. И тем не менее я не могу собраться и оставить его, – позже говорила Шерил. – Я не могу заставить себя что–либо делать, я все время только тревожусь и проверяю его».

«Поворотным пунктом была та ночь, когда я подкралась к нему с большим ножом, – сказала Шерил. – Это был мой самый низкий поступок. Я бегала по дому, яростно визжала, а затем вдруг как бы пришла в сознание. Я впервые осознала себя. Я же сошла с ума! Я была сумасшедшая – полностью вне контроля, – а он просто стоял и спокойно смотрел на меня. Тогда я поняла: я должна что–нибудь сделать, чтобы помочь себе».

Вскоре после этого случая Шерил присоеденилась к группе самопомощи для близких сексуально зависимых. На заседании этой группы она стала обозначать свое состояние и свою утрату контроля созависимостью. Шерил сейчас ушла от мужа и готовится к процедуре развода. Она чувствует себя лучше.

Хотя вышеприведенные примеры полны драматизма, созависимость не обязательно должна быть такой глубокой.

Кристен, замужняя женщина, имеет двух детей, не знает ни одного случая алкоголизма или других компульсивных нарушений в своей родословной. Тем не менее она называет себя созависимой. Ее проблема, как она говорит, состоит в том, что настроения других людей контролируют ее эмоции; она же, в свою очередь, пытается контролировать их чувства.

«Если моему мужу хорошо и я чувствую, что это связано со мной, тогда и мне хорошо. Если же он печален, я чувствую себя ответственной за это и мне тоже плохо. Тогда я испытываю тревогу, душевный дискомфорт, печаль. Так продолжается до тех пор, пока он не почувствует себя лучше. Я пытаюсь сделать так, чтобы он почувствовал себя лучше. Если мне это не удается, я чувствую себя виноватой. А он злится на меня, когда я пытаюсь создавать ему настроение».

«И это не только с ним я веду себя как созависимая, – добавила она. – Я так веду себя со всеми: с моими родителями, моими детьми, гостями в моем доме. Я каким–то образом растворяюсь в других людях. Я смешиваюсь сними. Я бы хотела что–нибудь сделать со своей созависимостью до того, как мое состояние станет еще хуже. Пока еще я не стала абсолютно несчастной. Я бы хотела научиться расслабляться, начать жить так, чтобы я была рада себе и другим людям».

Один специалист прокомментировал ее состояние следующим образом: «Некоторые люди бывают действительно созависимые, а некоторые из нас являются просто чуть–чуть созависимыми».

Я выбрала вышеприведенные примеры потому, что они интересны и дают представление о разнообразии опыта разных людей. Эти примеры хорошо освещают еще одно обстоятельство, на которое следует обратить внимание. Никакой отдельно взятый пример не может проиллюстрировать типичное состояние созависимости либо опыт жизни созависимого лица. Созависимость – сложна, комплексна. Люди – сложны, комплексны. Каждый человек уникален, и ситуация у каждого человека – своя. Некоторые люди в связи с созависимостью имеют крайне болезненный, изматывающий до бессилия опыт. Другие не имеют такого опыта, на их жизнь созависимость повлияла лишь в небольшой степени. Иногда созависимость – это реакция одного человека на алкоголизм другого; иногда созависимый человек обладает своим уникальным опытом, родившимся из его или ее жизненных обстоятельств, его прошлого, и особенностей личности.

Тем не менее нечто общее объединяет все истории созависимости. Это наши ответные чувства к людям вокруг нас, реакции на других людей. Это наши взаимоотношения с другими людьми, будь они алкоголиками, азартными игроками, зависимыми от секса, зависимыми от еды (обжорами) или нормальными людьми. Созависимость включает в себя влияние, которое люди оказывают на нас, и то, как мы, в свою очередь, пытаемся влиять на этих людей.

Как говорят члены Ал–Анона: «Идентифицируй собственный опыт, но не сравнивай».

Алкоголик в семье или преодоление созависимости Мелоди Битти

Книга Мелоди Битти о созависимости. Как помочь себе, и что именно нужно при этом делать.

Написав «Алкоголик в семье, или преодоление созависимости» Мелоди Битти заявила о том, что считает созависимого человека таким, который позволяет поведению иного сильно подействовать на него самого, и который имеет определенную одержимость в попытках взять контроль над этим поведением.

Это уже вторая книга Битти. Она предназначена для таких людей, которые имеют проблему созависимости и хотят побороть ее. В ней описано, как можно себе помочь, в плане того чтоб перестать быть зависимым от близких людей и начать полноценно ощущать чувство свободы в своей семье.

Эпилог из книги

Здесь Мелоди говорит о том, что хотела написать эту книгу еще задолго до того, как действительно начала заниматься ею.

Именно о созависимости они и хотела написать. Все потому, что ранее она сама имела опыт такой проблемы и когда была нужда в, такого рода, литературе, ничего найти так и не получилось. Ничего такого, что могло бы объяснить проблему созависимости, на то время просто не попадалось. Именно поэтому автор решила написать эту книгу и помочь другим имеющим подобную проблему и облегчить их страдания.

Когда начало стар товало нашлись и другие, кто решил уделить внимание данной теме. И как выяснилось, в итоге, информация все же существовала, однако найти ее было практически невозможным.

В дальнейшем у автора открылось второе дыхание, которое дало Битти понять, что книгу нужно написать не только для других людей, но и для самой себя. Это стало сильным мотивом, который и помог в написании работы. Ведь мысль о том, что помочь другим людям на своем собственном опыте будет заменой тому утраченному времени.

Но как выяснилось позже, и этот мотив оказался подавлен тем, что во время написания, поддавшись несколько раз эмоциям, Мелоди приняла все то, что с ней произошло. И дальнейшее написание книги для нее самой никакой роли уже не играло, она поняла, что в итоге получила еще больше, чем было утеряно. Битти нашла саму себя, поняла, какая она есть.

Автор пришла к выводу, что все прошлое было подготовкой и обучением к тому, что происходит на данный момент в жизни каждого. А это укрепляет человека именно с хорошей стороны, ведь любая проблема это закалка для будущего и жизни в общем.

Перед началом самой книги Мелоди примерно была мотивирована сколько же сильно, как и при самом ее написании. Она жаждала написать нечто такое, что помогло бы созависимым. Ей казалось, что у нее было несколько действительно серьезных мыслей по поводу всего этого. Но тем не менее это ведь были ее личные мнения.

Также в эпилоге автор обращается к читателю с надеждой того, что ей все же удалось открыть какую-то истину, показать правильное решение чего-либо и точно открыть совершенно новый и правильный путь для дальнейшего. Также Битти очень рассчитывает на то, что каждый, кто будет читать эту литературу, потом сможет найти себя и открыть собственное я таким, которое она есть на самом деле.

Коротко обо всем

Книга написана на основе личного опыта ее автора относительно всех тех вопросов, которые поднимаются в ней. Прочитав ее можно понять, что удалось пережить Мелоди Битти, с какими проблемами столкнуться и как находились решения.

Начав читать, уже на первых страницах можно заметить то, что писалась она, основываясь на личном мнении автора, а не на проведении каких-либо исследований, экспериментов или моделирований.

Не нужно думать, что это литература о том, как вылечить алкоголика или человека имеющего другую проблему, хотя если ему все-таки будет лучше от нее, то шансы на выздоровление возрастают, поскольку эффект плацебо имеет силу всегда.

Книг, о том, как помочь человеку больному злоупотреблением алкоголя, существует большое множество и половина из них действительно хорошие. Конкретно «Алкоголик в семье, или преодоление созависимости» рассказывает, как позаботится о самом себе, что нужно сделать для того, чтоб ощущать себя гораздо лучше.

Не нужно воспринимать эту книгу как какой-то рецепт. Здесь нельзя говорить о четких рамках и границах. Любой человек является индивидуумом, это и говорит о его уникальности все всем.

Какие отзывы в основном встречаются

Много людей пишут о том, что эту литературу нужно прочитать, если этого еще не было сделано, очень ее рекомендуют.

Ее автор самая, что ни на есть созависимая женщина была ранее, она прочувствовала на себе все, что касается самого слова «созависимость», и после чего проводила много работы с такими же людьми. Она собственноручно преодолела все тяжести, что были положены на нее, можно сказать вышла победительницей в борьбе с данной проблемой и потому ее по праву можно считать экспертом в этой области. Ведь наверняка она знает все то, о чем написано в книге.

Многие отзываются о том, что было достаточно интересно разузнать о созависимости не только к алкоголю или наркотикам, а и к другим людям. Созависимость может быть разной, все зависит, с какой стороны посмотреть на нее. Любая чрезмерная эмоциональная и физиологическая заинтересованность в другом человеке является ею.

И вовсе безразлично, являются эти люди алкоголиками, наркоманами, ненасытными или просто обычными благополучными людьми.

Например, очень часто можно встретить картину, когда мать заботится о жизни своего ребенка больше чем о своей. Влезает во все вопросы, нюансы, детали и так далее, даже может выбирать парня или девушку своему ребенку. И выходит так, что потом происходят ссоры, хотя, казалось бы, мать хотела ведь только лучше. Этот пример и является показателем созависимости человека, в данном случае матери.

Во время чтения книги у многих возникали ассоциации с их знакомыми, поведение которых ранее не вызывало совсем никаких подозрений и внимания. Но грустно, что они сами не замечали в себе такой проблемы, им все это казалось естественным, таким, как и должно быть.

Нужно понимать всю проблему этого психологического фактора, и расценивать еще должным образом, ведь это не замечается, а достаточно часто люди в возрасте умирают от созависимости, поскольку сильно истощают себя, что и приводит к печальны последствиям.

Битти М. Алкоголик в семье, или преодоление созависимости

Битти М. Алкоголик в семье, или Преодоление созависимости /Пер. с англ. — М: Физкультура и спорт, 1997. — 331 с.

В ней идет речь о том, как помочь себе в жизни, чтобы не зависеть от окружающих тебя алкоголиков и наркоманов, даже если это близкие тебе люди Это нелегко найти счастье в себе самом, но где-нибудь вне себя его найти просто невозможно.

Агнес Риплайер, «Источник сокровищ’ За помощь в написании этой книги я благодарю:

Бога, мою маму, Дэвида, моих детей, Скотта Иглстоуна, Шерон Джордж, Джоан Маркусон и всех созависимых людей, которые чему-то учились у меня и позволили мне учиться у них.

Эта книга посвящается мне.

Впервые я столкнулась с созависимьши в начале 60-х годоа Это было до того, как людей, страдающих от поведения других людей, стали называть соза-висимыми, и до того, как людей, пристрастившихся к алкоголю либо к другим химическим веществам, стали называть химически зависимыми. И хотя я не знала, что такое созависимость, я знала, какие это люди. Поскольку я сама зависима от алкоголя и наркотиков, я жила столь бурной жизнью, что способствовала другим стать созависимыми.

Созависимые — это неизбежно надоедливые люди. Они враждебно настроены, склонны контролировать жизнь близких, манипулировать другими, избегают прямых отношений (иногда говорят через третье лицо), стремятся вызвать у других чувство вины, с ними трудно жить. В общем, они нелегко идут на согласие, временами же они полны ненависти. Все это обусловило то, что созависимые были препятствием на пути к достижению мною эйфории, опьянения. Они кричали на меня, прятали мои таблетки, с помощью которых я достигала эйфории, смотрели на меня с мерзким выражением лица, выливали в песок мой алкоголь, пытались удерживать меня от употребления одурманивающих веществ, хотели знать, что же я делаю, и спрашивали, что со мной происходит, что у меня не в порядке. Однако они всегда были тут как тут, готовые спасать меня от несчастий, которые я сама же себе и сотворила. Созависимые в моей жизни не понимали меня, и наше непонимание было взаимным. Я сама не понимала себя, и я не понимала их.

Моя первая профессиональная встреча с созависимыми произошла много позже, в 1976 году. В то время в Миннесоте алкоголики и наркоманы стали называться химически зависимыми, их семьи и друзья — значимыми близкими, а я именовалась по новой терминологии «выздоравливающая наркоманка и алкоголичка». К тому времени я уже работала в качестве консультанта в области химической зависимости в той широкой сети учреждений, программ, агентств, которые помогают химически зависимым людям достичь благополучия и хорошего здоровья. Поскольку я — женщина и большинство моих значимых близких в то время тоже были женщины, и поскольку я не занимала тогда высокой должности, и никто из моих сотрудников не хотел дать мне подобную должность, мой начальник предложил мне организовать группу поддержки для жен тех зависимых, которые находились в лечебной программе.

Я не была готова к выполнению такой задачи. Я все еще находила созависимых враждебными, контролирующими, манипулирующими, непрямыми в общении, вызывающими у других чувство вины, в общем, теми людьми, с которыми трудно общаться и даже более того.

В своей группе я увидела людей, которые чувствуют себя ответственными за целый мир, но они отказывались взять на себя ответственность за то, чтобы управлять своей собственной жизнью, и за то, чтобы просто жить.

Я увидела людей, которые постоянно что-то отдавали другим, но не знали, как брать себе от других. Я видела людей, которые отдавали до тех пор, пока не становились злобными, психически истощенными и опустошенными. Я видела, что некоторые отдают себя до тех пор, когда они вынуждены прекратить это. Я даже видела одну женщину, которая так страдала и буквально всю себя отдала настолько, что умерла «от старости» по естественной причине в возрасте 33 лет. Она была матерью пятерых детей и женой алкоголика, который к тому времени был уже третий раз в тюрьме.

Это интересно:  Как самостоятельно привести в чувства пьяного человека

Я работала с женщинами, которые очень хорошо умели заботиться о каждом из окружающих, тем не менее эти женщины сомневались в том, как им следует заботиться о себе.

Передо мной были не люди, а лишь оболочки от них. Они бессмысленно бросались от одной деятельности к другой. Я видела людей, чьим призванием было ублажение чьих-то желаний, людей-мучеников, стоиков, тиранов. Некоторые были похожи на виноградную лозу, ползучее растение. Они как будто заимствовали строку из пьесы Х.Сэклера «Большая белая надежда»: «С изголодавшимися лицами все отдают бедным.» Большинство созависимых были постоянно поглощены другими людьми. С большой точностью, со множеством деталей они могли приводить длинные перечни деяний и проступков зависимых людей: о чем он (или она) подумал, что почувствовал, сделал и сказал. Созависимые всегда знали, что алкоголик или наркоман должен был делать и чего не должен. И они очень сильно удивлялись, почему же он или она сделали это и не сделали то.

Тем не менее эти Созависимые, которые так проникновенно могли знать других, совершенно не могли видеть себя. Они не знали, что они чувствовали.

Они не были уверены в своих мыслях. И они не знали, что они могли бы делать, если вообще следовало что-нибудь делать, для разрешения своих проблем — если, в самом деле, им еще придет в голову, что у них есть какие-либо собственные проблемы, отличающиеся от проблем их близких — алкоголиков.

Это была огромная группа, состоящая из таких созависимых. Они стонали, жаловались, пытались контролировать каждого и вообще все и вся вокруг себя, но только не самих себя. И кроме нескольких тихих первых энтузиастов в области семейной терапии, многие консультанты (включая меня) не знали, как им помочь.

Область химической зависимости процветала, но вс„я помощь была направлена на самого зависимого (алкоголика, наркомана). Литературы по семейной терапии было немного, практический тренинг в этой области тоже редко встречался. В чем нуждались созависимые? Чего они хотели? Были ли они просто продолжением своего алкоголика или же только визитерами лечебных центров? Почему они не сотрудничают, а вместо этого вечно создают проблемы? У алкоголика хоть есть формальное извинение за то, что он был не в себе, — он был пьян., У этих же значимых близких нет никаких извиняющих или объясняющих обстоятельста В этом смысле они были трезвыми.

Вскоре я поддалась двум распространенным мнениям. Эти сумасшедшие созависимые (значимые близкие) сами больше больны, чем алкоголики. И даже нет ничего удивительного в том, что алкоголик пьет, кто бы это на его месте не пил, живя с такой супругой (таким супругом)?

К тому времени я уже какой-то период жила трезва Я начинала понимать себя, но я не понимала созависимость. Я пыталась, но не могла — не могла, пока не прошло еще несколько лет, когда я оказалась глубоко вовлеченной в жизнь нескольких алкоголиков, потерялась в этом хаосе и перестала жить своей собственной жизнью. Я перестала думать. Я перестала испытывать позитивные эмоции и осталась наедине с яростью, горечью существования, ненавистью, страхом, депрессией, беспомощностью, отчаянием и чувством вины. Временами мне хотелось покончить с жизнью. У меня не было энергии. Почти все время я тратила на то, что тревожилась о других, и на то, что пыталась контролировать их. Я не могла сказать «нет» (разве только тогда могла, когда дело касалось моего удовольствия). Мои взаимоотношения с друзьями и с членами семьи не ладились. Я чувствовала себя ужасно, я была жертвой. Я утратила себя и не понимала, как это случилось. Я не понимала, что случилось. Я думала, что схожу с ума И я думала, указывая пальцем на людей вокруг меня, что это их вина Очень печально, что вокруг меня никто не знал, как плохо я себя чувствовала Мои проблемы были моим секретом. В отличие от алкоголиков или людей с другими проблемами в моем ближайшем окружении я не превращала жизнь вокруг себя в невообразимое месиво, ожидая, что кто-то должен подчищать все за мной. Фактически по сравнению с алкоголиками я выглядела хорошо. Я была такая ответственная, на меня так можно было положиться, уж от меня-то можно было зависеть. Временами я не была уверена, что у меня есть проблема Я знала, что я чувствовала себя несчастной, но я не понимала, почему моя жизнь не ладится.

Побарахтавшись некоторое время в отчаянии, я начала понимать. Как многие люди, которые резко судят о других, я обнаружила, что проделала долгий и очень болезненный путь в башмаках тех людей, которых я так резко судила Сейчас-то я понимаю этих сумасшедших созависимых. Я сделалась одной из них.

Постепенно я начала выкарабкиваться из своей черной бездны. Тем временем во мне развился сильнейший интерес к людям с созависимостью. Мое любопытство подстегивалось тем, что я была консультантом (хотя я уже и не работала на полную ставку в этой области, но я считала себя консультантом по проблемам зависимостиХ и тем, что я была автором книг. Будучи «пламенной, заботливой со-зависимой» (фраза, заимствованная у члена Ал-Ано-на), которая сама нуждалась в помощи, я также имела личный интерес к предмету. Что происходит с людьми вроде меня? Как это происходит? Почему? И, что более важно, что необходимо созависимым, чтобы они почувствовали себя лучше? И чтобы это улучшение осталось с ними?

Я разговаривала с консультантами, психотерапевтами и созависимыми. Я читала немногочисленные доступные мне книги по данному вопросу и по смежным темам. Я перечитывала основополагающие теоретические руководства — книги по психотерапии, выдержавшие испытание временем, я искала в них идеи, которые можно было бы здесь применить. Я посещала заседания Ал-Анона, т.е. группу самопомощи, где выздоровление базируется на 12-шаговой программе Анонимных Алкоголиков, но в Ал-Аноне эта программа предназначена для тех лиц, которые испытывают на себе влияние алкоголизма своего близкого.

В конце концов я нашла то, что искала. Я начала видеть, понимать и меняться. Моя собственная жизнь стала насыщенной,пришла в движение. Вскоре я собрала другую группу созависимых при другом лечебном центре в Миннеаполисе. Но на этот раз я не имела ни малейшего понятия, что я делаю.

Я все еще считала созависимых людьми недружелюбными, контролирующими, манипулирующими, непрямыми во взаимоотношениях, в общем со всеми теми качествами, которые я у них обнаруживала ранее. Я все еще видела своеобразную перекручен-ность их личности, которая и раньше бросалась мне в глаза. Но теперь я видела глубже. С Да, я видела недружелюбных людей; они так много пережили, так много претерпели, что враждебность, недружелюбие стали их единственным защитным механизмом против полной раздавленности. Да, они были злыми, поскольку каждый, кто претерпел столько, сколько они терпели, был бы злым на их месте.

Да, они были контролирующими, поскольку все в их внешней и внутренней жизни вышло из-под контроля. Плотина их собственной жизни и тех, кто жил рядом с ними, была так переполнена, что всегда грозила прорваться. Тогда никому несдобровать. И, похоже, никто, кроме них, не замечал этого и не заботился о создавшемся положении.

Да, я видела людей, которые манипулировали, поскольку манипулирование представлялось единственным способом добиться того, чтобы что-то было сделано. Я работала действительно с людьми, прибегающими к непрямым взаимоотношениям, поскольку системы, в которых они жили, были не в состоянии выдерживать честные, прямые отношения. ч Я работала с людьми, которые думали, что они уже помешались, поскольку они в своей предыдущей жизни так часто верили лжи, что уже и не знали, где же была реальность.

Я видела людей, которые были так поглощены проблемами других людей, что у них уже не было времени идентифицировать и разрешить свои собственные проблемы. Это были люди, которые длительное время были так глубоко погружены в заботу о других, и часто их забота была разрушающей, что они позабыли, как можно заботиться о себе. Созависимые чувствовали себя слишком ответственными, поскольку люди рядом с ними брали на себя так мало ответственности; они просто подхватили конец ослабнувшей веревки.

Я видела настрадавшихся, сбитых с толку людей, которые нуждались в комфорте, понимании и информации. Я видела жертв алкоголизма, которые сами не пили, тем не менее они были измучены алкоголем. Передо мной были жертвы, отчаянно борющиеся за то, чтобы возыметь какую-то власть над своими обидчиками. Они учились у меня, а я училась у них.

Вскоре я начала поддаваться новым верованиям в отношении («зависимости. Созависимые не являются безумными и больными в большей степени, чем алкоголики. Но страдают они точно так же или больше. Им не удалось загнать в угол агонию, но они прошли через боль без обезболивающих эффектов и других веществ, без тех приятных эйфорических состояний, которые достигаются людьми, страдающими компульсивными нарушениями. А боль, идущая от любви к человеку, находящемуся в беде, может быть очень глубокой.

«Химически зависимый партнер вызывает у себя онемение чувств, а не злоупотребляющий химическими веществами партнер испытывает двойную душевную боль и может облегчить свое состояние только с помощью гнева или эпизодических фантазий», — писала Жанет Герингер Уойтитц в книге «Созависимость, неотложная проблема».

Созависимые идут своим тернистым путем, оставаясь трезвыми.

И неудивительно, что Созависимые такие ненормальные, просто сумасшедшие. Кто бы на их месте не был таким после жизни с теми, с кем они живут бок о бок?

Созависимым трудно получать информацию и практическую помощь, в чем они нуждаются и чего заслуживают. Это довольно трудно убедить алкоголиков (или других нездоровых людей) обратиться за помощью. Но еще труднее убедить созависимых

которые сравнительно с больными выглядят нор

мальными, но чувствуют себя совсем ненормально

в том, что у них есть свои собственные проблемы.

Созависимые страдали как бы за кулисами больного человека. И если они выздоравливают, то они делают это тоже за кулисами. До недавнего времени многие консультанты (вроде меня) не знали, как им помочь. Иногда созависимых обвиняли; иногда их игнорировали; иногда ожидалось, что они каким-то магическим образом восстановят свою форму (архаический подход, который не помогает ни алкоголикам, ни созависимым). Редко к созависимым относились как к индивидам, нуждающимся в помощи, чтобы они почувствовали себя лучше. Редко им предоставлялась возможность быть вовлеченными в персонализированные программы выздоровления, учитывающие их проблемы и их боль. И тем не менее по самой своей природе алкоголизм и другие компульсивные расстройства превращают каждого, кто, живя рядом, испытывает на себе влияние этой болезни, в жертву. А значит, это люди, которые нуждаются в помощи, даже в том случае, если они не пьют ни капли, не употребляют других химических веществ, не предаются азартным играм, перееданию, либо иной компульсивной деятельности.

Поэтому я написала эту книгу. Она сложилась на основе моих изысканий, моего личного и профессионального опыта и на основе моей любви к предмету. В ней изложено мое личное мнение, временами, может быть, предубежденное.

Я не эксперт, и это не техническая книга для экспертов. Если вы являетесь человеком, который позволяет себе находиться под влиянием алкоголика, азартного игрока, обжоры, трудоголика, секса-голика, лица с криминальными действиями, бунтующего подростка, невротичного родителя, другого созависимого, либо вы находитесь под влиянием комбинации вышеперечисленных лиц, то эта книга для вас, для созависимого лица.

Эта книга не о том, как помочь вашему алкоголику или человеку с другой бедой, хотя если вам станет лучше, то его или ее шансы на выздоровление тоже «повышаются. Существует огромное множество хороших книг о том, как помочь алкоголику. Эта книга о самой важной и, возможно, самой заброшенной ответственности: о том, как заботиться о себе. Эта книга о том, что вы можете сделать, чтобы начать лучше себя чувствовать.

Я попыталась очертить некоторые наиболее полезные идеи о («зависимости. Я включила сюда цитаты людей, которых я считаю экспертами, чтобы показать их представления и верования. Я также включила наблюдения над конкретными людьми, чтобы показать, как люди сталкиваются с конкретными проблемами. Хотя я изменила имена и конкретные детали, все наблюдения над людьми являются подлинными. В конце книги я поместила добавочную информацию, указав рекомендуемую для чтения литературу и источники соответствующих идей. Но большинство того, что я изложила в книге, я узнала от людей, у которых были очень похожие взгляды на этот предмет. Многие идеи передавались из уст в уста и от одного к другому, так что в конце концов их первоисточник невозможно было уже установить. Я пыталась точно соотнести, что откуда пришло, но в данной области это было не всегда возможно.

Хотя эта книга предназначена для самопомощи, пожалуйста, помните, что это не поваренная книга для психического здоровья. Каждый человек уникален, каждая ситуация уникальна. Постарайтесь запустить в действие свой собственный процесс исцеления. Он может включать поиски профессиональной помощи, посещение групп самопомощи (таких, как Ал-АнонХ обращение за поддержкой к Силе, большей, чем вы сами.

Мой друг Скотт Иглстоун, профессионал в области психического здоровья, рассказал мне такую терапевтическую притчу. Он слышал ее от кого-то, кто слышал ее еще от кого-то другого. В притче говорится.

Одна женщина ушла в горы и поселилась в пещере с тем, чтобы учиться у мудрого учителя, гуру. Она хотела, по ее словам, изучить все, что только можно было знать. Гуру снабдил ее множеством книг и оставил одну, чтобы она могла их штудировать. Каждое утро гуру наведывался в пещеру, чтобы посмотреть, какие успехи делает женщина. У него в руках всегда был тяжелый деревянный посох. Каждое утро он задавал ей один и тот же вопрос «Ну как, ты уже выучила все то, что следует знать?» Каждое утро она давала ему один и тот же ответ. «Нет, — говорила она. — Я еще не выучила всего». После этого гуру бил ее своим посохом по голове.

Весь этот сценарий повторялся несколько месяцев. Однажды гуру вошел в пещеру, задал тот же самый вопрос, услышал тот же самый ответ, поднял свой посох, чтобы ударить ее, как он делал это раньше, но женщина схватила посох, останавливая его намерение. Посох застыл в воздухе.

Женщина со страхом посмотрела на гуру» ожидая упреков. К ее удивлению гуру, улыбался. «Я тебя поздравляю, — сказал он. — • Ты завершила свое образование. Теперь ты знаешь все, что тебе необходимо знать**.

«Как это так?» — спросила женщина.

«Ты поняла, что ты никогда не выучишь все то, что можно знать, — отвечал он. — Но ты выучила самый важный урок: ты теперь знаешь, как воспрепятствовать наступлению боли**.

Вот об этом как раз и написана эта книга: как воспрепятствовать боли и как научиться управлять своей жизнью.

Многие люди усвоили такой урок. И вы сможете тоже.

Часть I. Что такое созависимость, кто попался в ее сети?
1. История жизни Джессики

Светило яркое солнце, был прекрасный день, когда я встретила его. А дальше все пошло, как в кошмарном сне.

Гсоргиана, замужем за алкоголиком Вот вам история жизни Джессики. Пусть она сама ее расскажет.

Я сидела на кухне, пила кофе и думала о своих незаконченных домашних делах. Помыть посуду. Вытереть пыль. Постирать. Перечень был бесконечным, тем не менее я не могла сдвинуться с места и начать. Было утомительно даже думать об этом. А делать все это, казалось, было невозможно. Ну прямо как моя жизнь, думала я.

Усталость, такое знакомое состояние, овладела мною. Я прилегла на кровать. Когда-то это было роскошью, а теперь короткий сон среди дня стал необходимостью. Спать — это все, что я могла делать. Куда подевались мои желания что-либо делать? Обычно у меня был избыток энергии. А теперь требовалось усилие, чтобы расчесать волосы или сделать повседневный макияж — усилие, на которое я часто оказывалась не способна.

В статье использовались материалы с сайтов:

«

Помогла статья? Оцените её
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...
Добавить комментарий